04:48 

Holidays

Ai_Round
Простите, что я говорю, когда вы перебиваете (с)
Название: Holidays
Автор: Ai_Round
Бета: снова нуждаемся
Пейринг: Саске Учиха|Наруто Узумаки
Рейтинг: NC-17
Жанр: Романтика, Юмор (или легкая ирония).
Саммари (описание): Наруто очень сильно хочет провести выдавшийся выходные дни в домике, что в национальном парке. Задумка требует людей, для меньших расходов и компании, конечно же. Первым естественно он зовет друга, который зовет тайно возлюбленную девушку, она объект своего воздыхания и все бы хорошо, если бы это был не Учиха Саске - бывший одноклассник, который своим поведением только раздражал и оставался абсолютно непонятен для Узумаки Наруто, но впрочем, природа сближает, не так ли?
Размер: Миди
Состояние: В процессе
Дисклеймер: все права принадлежат Масаси Кисимото (Масаши Кишимото)
Предупреждение: слеш, OOC, AU, нецензурная лексика
Размещение: С разрешения и ссылками.
От автора: Писалось к заявке (ficbook.net/requests/275332), под цитату "Просто беда с ними, с откровенными, открытыми людьми. Они думают, что и все остальные - такие же". И на мой взгляд попал я плохо, но я честно старался, просто отталкивались от одного, вышло вот так, как обычно ж у меня. С песней вообще по нулям.
Стоит дойти до конца, чтобы увидеть мои попытки вывести к цитате. Ибо так уж вышло, что сама истина она вроде как в конце, потому начало это вовсе завязка, которая имеет иной смысл и подоплеку. Я предупредил.
Посвящение: Автору заявки, конечно же, его цитата стала отправной точкой для задумки.


— Она не заводится, — Наруто смотрит на Сугейцу и слышит его приговор, осознавая, что друг не шутит, не ржет над его реакцией и нисколько не улыбается. Вот же черт возьми! Узумаки на самом деле не привык опускать руки и признавать победу обстоятельств над собой, но сейчас был готов громко заорать на весь лес, чтобы звук его голоса достигал этих гигантских деревьев, что несправедливость существует!

— Да быть не может, — недовольно фыркает он и отталкивает парня, нависшего над открытым капотом с умным видом, рассматривая двигатель нового внедорожника, что они взяли напрокат и пытаясь понять хоть что-то. Разочарование ничего не понимающего в автомобилях Наруто можно было ощутить за милю от места внезапной остановки. Что теперь делать? Ни связи, ни людей, ни даже дурацкой инструкции! Интересно, а вообще пишут инструкции к автомобилям? Ну там что-то вроде: «Глава третья. Почему машина резко остановилась и больше не желает двигаться вперед, отвозя своих пассажиров вперед к приключениям?» или хотя бы «FAQ для самых не одаренных».

— Вы идиоты, — раздраженный тон девушки, которая отодвигает обоих знатоков автомеханики и наклоняется прямо над двигателем, цокая презрительно языком, — Так ты, неугомонный, — Сугейцу демонстративно закатывает глаза, — Пойди и успокой свою даму, а то ее истерика сейчас достигнет глобальных масштабов и к нам прибегут медведи ее спасать..

— Тут есть медведи? — пораженный шепот самого неугомонного, который моргнул и понял о глупости своего вопроса, быстрым шагом, хлюпая по грязи, размытой весенним дождём, отправился к Карин, что пыталась безуспешно поймать сеть смартфоном.

— Теперь ты, — Наруто склонил голову на бок, внимательно смотря, как блондинка ловко справляется с проводками, проверяя нет ли среди них нарушения сети, — Скорее всего аккумулятор почти сдох, попробуй врубить дальний свет, а я тут посмотрю: в чем еще может быть проблема, — ослушиваться Темари Узумаки не решился, слишком уж у нее был уверенный тон, потому послушно пошел прямо в салон, снова пытаясь завести несчастный автомобиль и поворачивая одну из многочисленных ручек у руля. Щелчок, мигает панель и снова тишина. Он не собирается сдаваться, пытаясь повторить процедуру снова и снова, и вот наконец мерное жужжание не прерывается через секунду, дыхание замирает и больше всего на свете Наруто сейчас хочет, чтобы ничего не заглохло. Сзади слышится движение и он смотрит в зеркало, смотря как из-под куртки показывается темная макушка, а затем заспанный взгляд.

— И чего стоим? — голос у Саске еще хриплый, даже нет такого привычного тона сарказма и презрения к окружающим, блондин улыбается ему весело и подмигивает.
— Ждали, когда ты проснешься, ты ж как кошак, тебя первого в жилище, — Учиха хмурится, оценивая обстановку и осматривая окружающих их лес, стоят явно не для развлечения, хотя мотор работает, скорее всего реанимированный не так давно. На эти мысли его наводит куртка лучшей подруги, которая мелькает за окном перед открытым капотом.

— Пошел к черту, — емко отвечает Саске и выбирается наружу, где ледяной утренний воздух мгновенно пробирается под футболку, отбирая тепло, собранное сном. Апрель в этом году выдался неоднозначный, еще вчера стоя в аэропорту они были в одних легких рубашках, потягивая прохладную газировку и восхваляя кондиционер, а сегодня уже накидывают кофты и удобные куртки, чтобы не делиться своими привычным тридцать шесть с окружающей средой. Да и здесь, в одном из самых больших национальных парков штатов, намного прохладнее, чем в прогретой солнцем и любимой Калифорнии. Даже не верилось, что несколько часов на самолете и после на машине и теперь вместе небоскребов его окружает непроглядный темный лес и горы. Тут даже дышалось как-то иначе, нет не так, как пишут в книжках про легкое дыхание и чистый воздух, тут просто было свободно, будто бы кто-то убрал все эти важные детали: учебу, работу, деньги, личный номер и остальное, тут было так, будто весь мир вымер, и ты уже не перспективный студент, ты даже не Саске Учиха, ты просто парень в лесу.

— Ты в порядке? — Темари смотрит на него подозрительно щурясь, закрывая наконец-то капот и оценивая его состояние, кто как не она могла знать, что по такой влажной местности он простынет первым, ну иначе просто не могло быть. Он улыбается, так как понять может только она, другие не увидят этого, замечая лишь кривую ухмылку. Она его всегда понимала, потому они и дружили, но точнее это было более красивое объяснение, для непросвещенных.

На самом деле все было тривиально просто: у маленького Саске совсем не было друзей, он конечно завидовал иногда, играющим вместе ребятам на улице, но из собственного упрямства игнорировал их. Так уж сложилось, что будучи ребенком, Учиха был крайне застенчив, спокоен и обидчив, что никак не могло пройти мимо растущих мальчиков вокруг. Слабым он конечно не был, но когда ты один, а против тебя трое тут уже ничего не поделать, правда поджимающий губы Саске и готовый биться с неравным противником никак не ожидал, что одному из врагов прилетит ярко сиреневым портфелем по голове. Темари всегда была такой: дерзкой, готовой драться за справедливость, самоуверенной и обижающийся, когда Учиха или ее парень пытались помочь ей дотащить пакеты до дома. Она была противоположность закрытому в себе мрачному другу, хватала его за руку и заставляла кататься на великах по улице, падая и раз за разом садясь снова. Готовая на любую авантюру девочка из старшего класса стала самым лучшим другом, доверяя Саске без оглядки. Именно к нему она впервые пришла, когда Шикамару пригласил ее на свидание, именно с ним она пробовала алкоголь и только к нему приходила, когда за маской способной на все возникали сомнения. Он, впрочем, отвечал ей тем же, правда в своей исключительной манере.

— Да, — ежась от прохлады отозвался Саске и кивнул на стоящих в стороне Сугейцу и Карин, — Что случилось-то? Я спал, — опережая ее вопрос, сообщил он, сдерживаясь от того, чтобы обхватить себя руками, согревая.

— Этот неугомонный встал посреди дороги вереща, что машина заглохла и у Карин случился приступ паники, вот и пришлось брать ситуацию в свои руки, — Учиха только усмехнулся, ничего удивительного, Темари не могла не схватится за возможность покомандовать в маленькой катастрофе.

— Так мы едем? — высунулся с водительского места Узумаки, весело улыбаясь, будто пару минут назад не размышлял о безысходности ситуации. Это, пожалуй, была его лучшая черта: отходчивость. Он мог вляпаться в самое жуткое, а уже через пять минут смеяться и рассказывать, что ничего страшного то и не случилось. Саске помнил, как пару лет назад в классе, одноклассница расшибла руку, на что только Наруто смог сориентироваться в ситуации, ловко справляясь со всей галдящей компанией. Он был похож на Темари на первый взгляд, Учиха подчеркивал, что только незнающий обоих мог так сказать. Лучшая подруга в отличии от бывшего сокурсника была адекватной, разумной и умеющей вовремя промолчать, а вот он ровно наоборот, появляясь в любой комнате становился маленьким центром вселенной окружающих. В этом был весь Наруто: яркий, вечно кричащий, не стесняющийся вообще ничего, прямолинейный и обворожительный. Он срывал уроки, он целовался с диджеем во время школьных вечеров, он снимал школьный флаг в конце года, он был везде, заполняя своей раздражающий улыбкой все пространство.

— Хей, ребята, в машину, — кричит, стоящим в стороне, Узумаки и пристегивается, Саске забирается назад молча, игнорируя продолжающего драть глотку парня, — Вперед, торопитесь, а то окоченевшие трупы слишком плохо влезут в багажник, — Темари улыбается и садится рядом с Учихой, дожидаясь остальных.

— Что разорался то, — ворчит Сугейцу, пристегиваясь и устраиваясь на соседнем кресле, — Пять минут подождать уже не можешь, может у нас был важный разговор, — Наруто усмехается и трогается с места, не смотря на друга.

Ехать остается еще довольно много, к несчастью уже заметно потрепанных путников. Главное, чтобы машина добралась уже до снятого ими домика, не вынуждая опять скакать вокруг и разбираться. Домик в огромном национальном парке снят на неделю, вокруг ничего кроме самых восхитительных видов дикой природы, озер и кучи возможностей весело провести время.

Идея поехать сюда на каникулы пришла именно Наруто, правда цена такого места отдыха весьма внушающе косилась с экрана на него. Заразить идеей Сугейцу не составляло труда совсем, они за последний год стали очень хорошими друзьями. Так уж сложилось, что знали друг друга они еще со школы, только вот учились на параллели, потому расписание совпадало у них очень уж редко. Когда поступление в колледж отгремело и Узумаки подтвердил выбор курсов, он планировал всерьез взяться за учебу, несмотря на всю привлекательность студенческих вечеринок. Вышло плохо, потому что уже на первой неделе на одной из пар рядом с ним сел знакомый со школы. Вокруг не было более близких знакомых от того они быстро сошлись, а уже через месяц добились от коменданта общей комнаты, радуясь, что в огромном кампусе им довелось пересечься. Сугейцу оказался отличным другом и напарником для всех задумок, что только посещали голову первокурсника: от естественно участия в охоте на стервятника, до желания освоиться на скейте в ночном парке. Конечно же, он легко поддержал идею о поездке, радостно сообщая, что им нужно просто набрать компанию, чтобы вышло дешевле и можно ехать.

Первой, кого он позвал, стала Карин, с ней они учились в одном классе, а сейчас девушка осваивала курсы и собиралась работать с иностранными языкам, позднее даже поступать в их колледж, все-таки один из самых крупных в штате. Сугейцу был влюблен в нее еще со средней школы, о чем однажды сообщил почти уснувшему Наруто. Правда чувства свои проявлял он странно, постоянно мешая девушке во всех начинаниях. Он всерьез считал это логичным, Узумаки смеялся над ним в голос, когда он провернул целую операцию «перехват», чтобы подменить ее флешку с работой. Девушка на поездку согласилась неохотно, скорее даже ее привлекла идея «зови тех, кто сможет, нам нужно набрать народ». Она и позвала. Кандидатом Наруто был настолько недоволен, что весь твиттер оборвал своим возмущением. Саске вобщем-то на это внимания не обратил, будто и не был причиной возмущенного предводителя.

С Учихой у них была своя история. Наруто покосился невольно в зеркало заднего вида, отмечая что тот как раз снова решил выделиться, не включаясь в общую беседу, натянул наушники, вот же позер. С Саске они знакомы были тоже со школы, учились правда, как раз по одному расписанию, в одной группе, с самой чертовой младшей школы. Узумаки любил своих одноклассников, всегда был тем самым парнем, который не прочь организовать вечеринку или отправиться в поездку, он откровенно наслаждался любой попадающейся возможностью развлечься. Никогда не отказываясь от помощи и сам с довольной улыбкой предоставляя ее другим, он становился популярным, доброжелательным и любил это свое окружение. Просиживал с ребятами из газеты до ночи, берясь за любое поручение или же первым делал шаг вперед, подписываясь на организацию нового праздника. Саске никогда не пытался принимать участия в проводимых мероприятиях, не смеялся над новой рассказанной историей, не обсуждал последние новости, игнорируя одноклассника полностью. Наруто это раздражало, мрачный парень был чем-то вроде ребуса, а их всегда было интересно разгадывать. Учиха будто бы нарочно ограждался от лучащегося позитивом Узумаки и выставлял стену непробиваемой твердолобости. Бесил, одним словом. Выводил из себя настолько, что блондин делал все чтобы задеть его безразличие, что считал напускным. Он вообще Саске считал отмороженным, напыщенным и слишком пафосным, что все это только его глупый образ, потому что как черт возьми может быть неинтересно все то, что так нравится каждому? Наруто рассказывал громче случившейся с ним вчера, размахивая ногами и сидя на столе, боковым зрением отмечал, что его слышит, делающий обратный вид одноклассник. И несмотря на все эти годы взаимодействия был только один случай, когда они говорили друг с другом. Узумаки хранит это воспоминание отдельно от всего остального, как нечто очень ценное и никогда никому не рассказывает об этом.

Это случилось в конце учебного года, уже начиналось лето и загнанные экзаменами ученики уже готовы были выть в голос в душных кабинетах, где до них пытались донести информацию. Наруто ныл громче всех, выражая общее мнение о происходящем, потому над ними все же сжалились и организовали сокращенный день. Такое событие было решено массово отметить и даже подключить к этому делу старшекурсников. Были все, в том числе и подруга Саске — Темари, которая и его тоже на вечеринку с грилем в парке притащила. Весело было очень, Узумаки подключался к каждой произнесённой и нет идее, в отличии от одиноко сидящего одноклассника, который кажется только и ждал, когда будет шанс свалить, пялясь в телефон. Наруто никак не мог пропустить это мимо себя, начиная громко вещать что-то про то как глупо в такой жаркий день сидеть на месте и даже не пытаться поговорить. Вещал он весьма обидными выражениями и тогда Саске впервые ответил ему, фыркая вроде бы тихо, но врезающейся в память: «Не стоит оправдывать свою никчёмность развлечений за счет других». Узумаки вспыхнул только сильнее, его, итак, притягивал этот индюк своей надуманной аурой, потому ничего не составило ответить, пихнув Учиху в плечо. Тот ничего не сказал, просто ударил.

Их растащили быстро, скула ныла, но вид растрепанного и вытирающего с губ кровь одноклассника радовал сильнее боли. Саске оказался нисколько не слабее, бил не жалея, не делая поблажек и отвечал на каждый размашистый удар, будто впервые действительно вел диалог с Узумаки просто по-своему. А потом они пошли умываться, Наруто смотрел в зеркало на рядом стоящего парня и понимал, что всегда игнорирующий его Учиха сегодня явно слишком нервный. Молчать блондин никогда не умел, но тогда впервые было так сложно сказать: «С тобой все в порядке?». Он все же произнес это, чувствуя, как вторгается во что-то очень личное, на что владелец этого самого обособленного ощетинился подобно зверьку. Сравнение было как ни странно очень удачное и Узумаки просто смотрел на отражение темных глаз, в которых плескалось такое неприкрытое недовольство. Тогда почему-то само в голову пришло, сказать, что он переживает об экзаменах, а потом, что его девушка на днях отшила и что от колледжа до сих пор нет ответа. Наруто наугад называл все свои волнения, надеясь попасть в точку, найти то, что позволило бы Саске сорваться. Он долго молчал, но взгляда не отводил, пялился в зеркало в ответ, время шло. Никто не уходил, Узумаки выкладывал буквально все, выворачивая свои мысли наизнанку и всматриваясь в каждое движение собеседника, чтобы найти и понять. Учиха дождался пока проблемы исчерпаются и от безысходности блондин снова спросить: «Да что у тебя случилось то?!». Он заткнется наконец, опуская голову и наконец разрывая этот глупый зрительный контакт, шепчет свое последнее оружие: «Все хорошо будет». Саске выдыхает и отстраняется от раковин, скользнув рукой по светлым прядям и наконец-то отвечая: «И у тебя». Наруто тогда почему-то услышал благодарность, невысказанное «спасибо», он был убежден, что Учиха не просто так стоял и слушал его там. Потом он узнает, что именно в тот день самолет, где летел брат Учихи, не сел вовремя и целый час не выходил на связь, но все его понимающие взгляды на одноклассника будут наталкиваться на стену непонимания.

Закончив школу, Наруто не вспоминал о мрачном однокласснике почти весь год, пока Карин не сообщила, что тот тоже не прочь съездить в знаменитый национальный парк. Встретившись в аэропорту тот нисколько не изменился, игнорировал и едко бросал комментарии в никуда, не обращая никакого внимания на разношерстную компанию. В одном ему был благодарен Узумаки, что тот нашел последнего участника их поездки. Темари оказалась то что нужно для их сброда, также заливисто смеялась и нисколько не смущалась подробностей Сегейцу о его неудачном пробуждении вчера в кровати какой-то девушки, даже подкалывала. Карин держалась хоть и обособленно, но улыбалась на простые и понятые шутки, а вот Саске видимо решил все выходные делать вид, что вообще мимо проходил и едет туда по своим делам.

Когда они подъезжали к домику, выяснилось, что в горах темнеет невероятно быстро и ночь тут была непроницаемая. Потом они быстро затащили все вещи внутрь, ловко решая, что одна комната девушкам, другая парням и все честно. Когда наконец все было внутри, еда, заранее разумно купленная в супермаркете, покоится на кухне, а компания желает сна и отдыха, в отличии от всегда готового Узумаки, которому подавай хлеба и зрелищ, стрелки часов ползли к полуночи.

— Нет, вы все ужасно скучные, я предлагаю печь кексы с клиновым сиропом и орехами, мы в горах в конце концов! — не успокаивался блондин, раскладывая покупки по полкам и рассматривая устроившихся в гостиной друзей.
— Круто, а может ты угомонишь свое шило в заднице и просто пойдешь первым в душ? — устало протянула Темари, которая и сама бы не против оказаться сейчас в горячей воде, если бы не дурацкая система, обязывающая эту самую воду для начала нагреть.

— Серьезно, Наруто, — Сугейцу приоткрыл один глаз и посмотрел на друга, который внимательно изучал пачки с конфетами, — Раз у тебя так много сил, пойди и разберись как работает система.
— Неа, — Узумаки даже не отрывался от покупок, распахнув все шкафчики и самостоятельно решая, что и куда положить, — Ребят давайте, кто-нибудь займется вместе со мной горячим и вредным ужином, кто-то решит нашу проблему с душем.

— Нет, — Карин, которая сидела рядом с расположившимся на полу поклонником, рассматривала потолок и не собиралась браться ни за какое дело, — И вообще, я печь не умею, так что с готовкой это не ко мне, а бойлеры слишком уж далеки от сферы моих интересов.
— Я починила машину, так что избирайте поваров среди других, — в тон ей произнесла вторая девушка и последняя надежда Узумаки на хорошее питание.

— Я тоже не умею, — кивнул Сугейцу и натянул на себя плед с кресла, который оставил тут Учиха, совсем недавно перекочевавший в комнату.
— Так и я, но мы же можем.. — договорить Наруто не сумел, потому что «погуглить» без сети в горах у него точно не выйдет, — Так, а сейчас серьезно, мы же не покупали почти никаких полуфабрикатов из-за экономии, как будем готовить?

— Руками, — Темари поднялась рывком с дивана, явно пересилив себя, — Твоими руками, давай, а я пока пойду и намучу нам кипяточка, — Узумаки уже распахнул рот, чтобы быстрее перехватить это занятие, девушка прервала его взмахом руки, - Нет, я ненавижу кухню, так что ты ответственный.
— Даже не думай, — взгляд полный надежды поймала Карин и тоже поднялась, разворачиваясь к комнатам, — Еще не хватало мне после утомительного дня веселится с тобой на кухне, так что давай, сам, — она скрылась за дверью женской спальни и блондин помахал сиропом Сугейцу, ожидая от него отмазки.

— А я помогу Темари, — тот ловко встал, будто бы и не ныл про усталость последние полчаса, направляясь вслед за блондинкой. Ну звать Учиху было совсем глупо, готовить Наруто не умел вовсе, но решил, что справится как-нибудь.

Как-нибудь вышло совсем никак, в итоге испортив добрую четверть покупок, Узумаки остался один в центральном помещении дома, осматривая ущерб. Где-то после комментария «У тебя не то что руки не оттуда, у тебя их видимо совсем нет» из детской обиды он решил не говорить друзьям, что они забыли купить соль. Все разошлись спать, оставляя его один на один с последствиями, убираться честно говоря не хотелось совсем и схватив излюбленную оранжевую толстовку он отправился пройтись.

Далеко уйти у него совсем не было шанса, потому что темно было просто ужасно, но вот добрести до ручья, что располагался прямо у дома вполне. Наруто было даже весело, потому что первые два часа в горах складывались именно так, как можно было запечатлеть в своей памяти и ласково гладить воспоминание, пускай и нелепое. Он вспоминал, как Темари вытянула забытый на столе свой телефон, на который упала большая часть сахара из пачки, проклиная его в голос. Это все были мелочи, важные и настоящие, которые имели значение для него. Узумаки пнул камень и осмотрелся, ручей совсем рядом, вот он отблеск света в абсолютном мраке, а рядом тень. Блондин удивлённо моргнул, дерево, наверное. Очень низкое дерево. Подойдя ближе, он осознал, что это точно не оно.

— Эй, кто там! — крикнул юноша, отгоняя даже мелкую попытка страха завладеть его рассудком. Дерево обернулось и явно не сочло Наруто интересным, вернулось обратно к созерцанию воды. Оказавшись на расстоянии вытянутой руки он смог разобрать знакомую темную куртку, захотелось срочно пойти назад, и что привело сюда Саске? Не сиделось ему одному в комнате? Но Узумаки счел слишком уж глупым разворачиваться, потому просто сел на еще влажную землю рядом.

— Есть не пойду, — Наруто сморщился, ну конечно же, его величество решило, что за ним послали гонца, чтобы позвать трапезничать. Пускай этот повзрослевший Учиха и был немного разговорчивее подростка из воспоминаний, характер был все тот же слишком раздражающий.

— А нечего, — из вредности протянул ехидно блондин, в ответ ему была тишина. Ну вот же идиот! Нравится ему медитировать на пустоту и пускай, но сам Узумаки не собирался сохранять беззвучный режим, потому внезапно добавил, — А мы соль не купили, — куртка Саске зашуршала, и он явно взглянул на навязанного собеседника.

— Ты же есть готовил, — тихо произнес он, констатируя факт и явно намекая, что выше упомянутый ингредиент в этом деле важен.
— Ага, — довольно протянул блондин и взглянул вдаль, где еще можно было различать контуры непроницаемо черных гор на немного более светлом небе.
— И оставил это другим? — Учиха явно соображал очень и очень дальновидно, прощупывая что именно произошло наводящими словами.
— Именно, — Наруто нисколько не смущало это, он знал, что даже игнорируя бардак компания потянется к еде, потому что съедобного и готового у них мало, а голод уснуть им спокойно не даст.
— Вот дурак, — прозвучало как-то даже не обидно, и Узумаки готов был поклясться, что слышал улыбку в чужом, казалось бы, безразличном тоне, а затем послышались шаги, уходящего собеседника.

Когда Наруто и сам зашел в дом, то откладывая в сторону всю усталость, он взялся за уборку, странно, но почему-то было ощущение, что грязной посуды ранее было куда больше. После он тихо, насколько мог, пробрался в спальню и устроился на своей кровати, сверху спал Сугейцу, а напротив у стены лежал Саске спиной к комнате. Узумаки что-то явно не давало покоя, но тут для него была проста загадка: опять Учиха, опять непонятный и заставляющий додумывать каждое свое действие, будто специально издевается. Тот словно услышал мысли Узумаки и повернулся, смотря прямо на него и тихо произнес:
— Пожалуйста, — и опять этот тон, Наруто нахмурился и приподнялся на локте, чтобы дотянутся до светильника, ему нужно видеть глаза этого засранца, чтобы понимать.

— Зачем? — прошептал блондин, пытаясь нащупать выключатель. Да что не так с этим парнем? Значит он все-таки помог с уборкой, потому что иначе как это объяснить? Ответом ему послужил снова отвернувшийся к стене собеседник.

Вот почему все так? Сам бы он, наверное, тоже помог, только вот Учиха-то не такой, он же напыщенный и всего лишь играет на публику. Мотивы поступка брюнета не отпускали еще долго, вынуждая постоянно ворочаться и обдумывать. Становилось ужасно обидно, этот индюк наверняка специально ляпнул что-то, чтобы теперь Наруто не смог нормально выспаться. Уже под утро Узумаки решил, что Саске просто непросто так помешан на своей этой аккуратности, что не выдержал такого наплыва грязи в их доме. Довольный своим выводом, который Наруто казался более чем логичным для мрачного и самовлюбленного индюка, блондин уснул.
— Наруто, слезь оттуда немедленно! — голосом тюремного надзирателя кричит снизу Темари, Узумаки бы показал ей язык, но она просто не увидит. Хотя если бы он так сделал, девушка скорее всего запустила бы камнем в него прямо от туда и он уверен, попала бы прямо по стратегической цели. С самого утра первый день был слишком напряженным и неоднозначным, потому он и полез сюда, надеясь хоть немного развеять сложившейся обстановку. Пожалуй, стоит начать по порядку.

Утро было омрачено новым нагреванием воды, которое было умно сброшено на Сугейцу, он сам вчера перед сном успел сообщить дамам, мол это оказывается не так уж и сложно. В ожидании душа, решено было взяться за завтрак, вот тут и выяснилось самое главное: соли нет. Да, это была глобальная проблема, которая накрывалась еще и тем, что с готовкой у молодежи было все грустно. Нет, Темари, например, громко заявила, что она умеет пихать пиццу в микроволновку и разогревать, ее братьев это вполне устраивает, а парень сын владельцев чайной и она вполне может не париться насчет отсутствия навыка. Карин в этом деле оказалась немного лучше, правда все упиралось в то, что готовить она предпочитала с помощью интернета. Остальные первым делом выпалили, что ничего страшного же, ты же помнишь. Она смотрела на них как на идиотов, сказав, что делать ей что ли нечего, запоминать, как там нужно укладывать и в каком порядке? Саске смотрел на Наруто испепеляюще, когда тот с надеждой обратился к нему. Учиха честно осмотрел все купленные продукты и взял демонстративно яблоко, явно показывая свое отношение к предложению стать местным поваром.

Узумаки поправил сползающие штаны и решился продолжить пока не слишком удачный старт в роли кашевара. Яичница, ну в конце концов ее все умели готовить, просто отмазываются. Залив яйца и разумно решив, что соль заменяется перцем, он не пожалел приправы, ведь должно же что-то выйти! Завтракали яблоками. Наруто пытался есть свою стряпню. Сугейцу не давал ему воду. Результат залитой газировкой кухни скинули на виновных и пошли собирать вещи в поход.

Этот было основной целью данной поездки: двухдневный поход на озеро. С данным местом было связано множество легенд и мифов, самый правдивый из них был о путнике, который заблудился в данных местах и изнывал от жажды. Он поднялся высоко в горы, на этом месте рассказа индюк-Саске хмыкнул скептично еще в аэропорту, где брел в небытие несколько дней и ночей, пока не наткнулся на удивительного вида озеро, решив в бреду, что его мечта сбылась: вот она, вода! Место и правда было безумно красивым, располагаясь в ущелье и окруженное деревьями, сохраняло свой природный цвет — чистейший синий. Сегейцу, впрочем, предпочитал другую историю, что это место окутано мистическом легендой, где каждый взглянувший в зеркальную поверхность природного источника, сходит с ума позднее, потому что его желания оборачиваются впоследствии против него. Еще был вариант с русалками, которые тоже пели про мечту путников. Все истории сводились к какому-либо варианту с исполнением заветного — прекрасная замануха для туристов. Правда идти до туда было более десяти миль и только пешком, да еще и половина дороги была в гору. Пускай тропа и готовая, им все равно придется потратить большую часть дня на один только путь, потому там они остановятся на ночлег, полюбуются озером во всей красе и утром вернутся домой. План был идеальный.

Наруто заранее продумал, что на дорогу со всеми остановками и медленным шагом в гору уйдет не более шести часов, что обнадеживало. Только вот все заранее продуманное на самом деле таковым не случается, началось все у первой развилки, где спутники догадались взглянуть на заботливо предоставленную карту-стенд, где увидели воочию какой предстоит тяжелый подъем. Возмущались очень красочно, Карин, например, которая была подготовленная по всем параметрам, даже волосы забрала в высокий хвост, прикинув в голове масштаб, тоном готовящегося к убийству маньяка протянула: «Вы совсем идиоты? У нас же рюкзаки. В гору. С едой и палатками!». Но несмотря на множество сомнений никто не собирался возвращаться назад.

А дальше они встретили енота. Очередная вынужденная остановка.
Животное было явно слепым, что первым предложил скептик Саске. Енот просто тащил мертвого грызуна, видимо решив, что сожрать его на месте просто не в состоянии. Впечатанные студенты мигом скинули рюкзаки, желая рассмотреть существо, что так забавно перебирало лапками. Существо их заметило не сразу, сначала Узумаки, как самопровозглашённый самый храбрый, двинулся вперед. Енот повернулся, взглянул ошарашено на приближающегося человека, затем на пропасть перед ним и видимо решив, что пути отступления отрублены, дернулся и свалился замертво прямо на месте*.

— Ты убил его! — удивленно прошептала Карин и наклонилась, не отходя от своего места, желая рассмотреть существо.
— Да не правда, — хмыкнул Наруто, несогласный мирится со званием убийцы енотов и сделал шаг ближе, полумертвая мышь валялась рядом, он отодвинул ее ногой.

— Он просто осознал, что ничего хорошего его не ждет от встречи с тобой и он решил сразу отойти в мир иной, чтобы не подвергать себя пыткам, — задумчиво протянул Саске, которого распалило такое забавное событие.
— Иди в задницу, — Узумаки присел на корточки прямо над трупом и коснулся ладонью шерстки, чувствуя дыхание, — Смотри Учиха, он на тебя похож, такой же черный и полудохлый, — Сегуейцу тем временем добрался прямо до камеры, чтобы заснять это невероятное событие. Енот распахнул свои глаза и вцепился ловкими лапками прямо в руку блондина.

Наруто был в шоке. Енот был в ужасе. Наруто завизжал. Енот затрещал как будто сломался и зачем-то обхватил задними лапами собственную голову, так и не выпустив ладонь. Секунда зависания и Темари рассмеялась в голос, ее хохот поддержали все, даже Саске улыбнулся, Сегейцу продолжал снимать.

— Что это, что это, черт возьми?! — Узумаки тряхнул рукой, енот не растерялся и покатился кубарем через голову прямо к своей мыши, подхватывая ее и удирая прямо в лес.
— Енот-зомби, — загробным тоном вывел итог Учиха, как самый способный сейчас говорить. Наруто повернулся прямо к друзьям и начал осматривать свою руку, которая на удивление почти и не пострадала, — Теперь ты умрешь, — констатировал Саске.

— Точно, — закивал согласно Сугейцу, который просматривал визг друга на камере и впервые был так счастлив, что взял ее.
— Да ну вас, так не бывает, — блондин отряхнул руки и поднялся, натыкаясь на стену не читаемых взглядов, — Ребят? — Темари демонстративно сделала шаг назад, сохраняя маску полной серьезности.
— Иди вперед, — мрачно сообщила Карин, поддерживая общую шутку над Узумаки и кивнула для достоверности, — Давай-давай.

Ну, а дальше Наруто конечно же понимал, что друзья над ним шутят и никаких енотов-зомби не существует, шел вперед, те делали вид, что шепчутся о его ухудшающемся состоянии. И все бы было хорошо, если бы не опасный переход. Часть дороги заледенела зимой из-за стекающей с горы воды, с одной стороны обрыв, а с другой тающий весенний лед и ужасно опасный. Тут даже Сегейцу согласился с индюком-скептиком и девушками, что переходить тут безумие. Возвращаться никто не хотел, а двигаться вперед не решались.
Узумаки удобнее поправил рюкзак и ступил прямо на участок дороги, предвещающий свернутую шею, в конце концов рядом есть бортик, пусть и не такой высокий. Он двигался очень аккуратно, весело вещая, что раз он укушен енотом-зомби ему ничто не страшно, но друзей это не очень расслабляло. Перебрались все и без происшествий, но напряжение было слишком уж сильное и блондин даже жалел, что дикое животное его не искусало, только бы избавится от этой нервозности, страха, который пропитал атмосферу и заменил собой беззаботность. Тогда-то он и заметил шарик прямо на дереве. Они уже вышли на тропу в лесу и прямо над ними висел красный шарик, который застрял между раскидистых веток ели. Наруто решил непременно его достать, чтобы повеселиться. И поначалу все и правда уселись внизу, предвещая падение и отбитую блондинистую задницу.
А потом Узумаки забрался слишком уж высоко, даже он понимал, что до ненавистного шарика еще слишком далеко, а находился он уже на довольно жутковатой планке.

— Немедленно спускайся! — повторила Темари, а он осторожно переставил ногу на более удобную ветку, что пересекалась с другой. Он принимает более удобную позицию и смотрит вниз, лучше и правда, наверное, вернутся. Сглотнув, юноша перехватывает еще одну более выгодную ветку и дергает ногой, та не поддается. Липкий страх мгновенно ползет по позвоночнику, в горле пересыхает, и он будто в замедленной съемке смотрит вниз, его ступня застряла. Сердце набирает обороты, начиная стучать прямо в горле, Узумаки не верит и снова дергает ногой, не выходит.

— Я застрял, — шепчет он и старается понять причину, она довольно быстро обнаруживается: другая та самая ветка из-за его манипуляций скользнула ниже и замкнула кроссовок в одной позиции. Ему ничего не стоит просто отодвинуть ее. Наруто отпускает одну руку и осознает приговор в то же мгновение хватаясь обратно: так он теряет равновесия из-за смещенной точки тяжести.

— Слезай уже, — кричит снизу Сегейцу, который ко всей своей крутости на самом деле боится высоты. Он это тоже однажды ночью рассказал Узумаки, чем удивлял невероятно: ведь тот самый парень, который на полной скорости прыгал со скейтом вместе с ним, до ужаса боялся смотреть в окно из комнаты на десятом этаже.

— Я не могу, — отзывается наконец Наруто и опускает глаза, рассматривая друзей и стараясь говорить не так хрипло, — Кому-то из вас нужно подняться и помочь мне передвинуть ветку.
— Зачем? — глупо отзывается друг, который явно сейчас пережил микроинсульт и готов немедленно найти любой путь к отступлению перед ужасной елью.

— Ветка зажала ботинок, — Узумаки старается расположиться под другим углом, чтобы выдернуть обувь, она никак не поддается.
— Снимай его и слезай, — Сугейцу точно мастер находить выход, он даже понимает друга сейчас. Тот просто слишком волнуется и выдает первое, что приходит в голову, чтобы только помочь.
— Ага и идти дальше босиком? — усмехается блондин и хмурится, упорно пытаясь освободиться, — Да и шнуровка слишком крепкая, я не могу опуститься, теряю равновесие.

— Стой! — это уже Темари, ее голос вынуждает оторваться от спешного занятия, чтобы посмотреть вниз, где обзор закрывает темная макушка Учихи, который что-то тихо говорит еще внизу, до Наруто долетают лишь обрывки: «…чем тянуть время». Саске взбирается довольно быстро, все это время Узумаки размышляет над мотивацией его поступка, сам бы он безусловно тоже поперся первым выручать товарища в беде, но вот только бывший одноклассника ему даже знакомым было трудно назвать. Наруто не понимал его, в мире блондина этот парень последний кто решился бы спасать его из неловкого и опасного положения. За мыслями он даже не замечает, как давление, которое с каждой минутой становилось все ощутимее уменьшилось.
Узумаки взглянул чуть ниже своего прямого обзора, встречаясь с пронзительным взглядом темных глаз. Он сглотнул и шепнул благодарность, Саске на нее внимания не обратил, осматривая его оценивающим взглядом и кивнул просто. Было даже немного обидно, но слишком мало, чтобы прямо тут задуматься над этим. Скорее было интересно и непонятно. Наруто перехватил соседнюю ветку и опустился на один уровень с парнем, который явно решил пропустить его вперед, ослушиваться и спорить сейчас было глупо, потому блондин полез ниже, услышав только громкий вздох с оттенками ужаса внизу. Задрав голову, он заметил, что Учиха забрался выше и легко перебравшись подхватил несчастный шарик за ленту.
Стало совсем странно. Узумаки моргнул, затормозив, чего сам Саске делать не собирался и выпустил узника, который красным пятном взмыл прямо вверх. Юноша бросил простое «не тупи» и начал свой путь к земле. Наруто потом молча выслушивал все причитание друзей над его неразумным поступком, все обдумывая, что же произошло там наверху? Снова Учиха подкидывал его непонятный ребус. Решение возникло где-то через час: индюк решил просто выпендриваться, сделав то, чего он сам не смог, доказывая превосходство. Погруженный в свои мысли блондин не заметил главного, что они уже час спускаются и время вовсе не собиралось ждать их внезапные остановки, начинало темнеть.

***


Разделяться, как учат нас фильмы ужастики, глупейшая идея, но порой, к сожалению, у нас просто не остается выбора. Наруто успокаивал себя именно этой мыслью, потому что иначе все выглядело слишком уж дебильно: задержка утром, постоянные часовые остановки и быстро темнеющий лес — все складывалось именно против них. Они оказались в низине, где было очень трудно различить тропинки, возвращаться назад чересчур неразумно, нужно было искать место для ночлега тут. Оставаться на перепутье все решили тоже недостаточно умной мыслью и по всем расчетам блондина они уже находились совсем рядом с озером, где были и фонари и нужная им площадка. Только карта и фонарики нисколько не помогали с определением пути, ничего не оставалось, кроме как отправиться на разведку.

Девушки точно оставались на распутье, тут даже все возгласы Темари, что она в состоянии найти верную дорогу и одна, пьяная и с повязкой на глазах нисколько не помогли. Наруто согласился идти первым, потому что вроде как был самым посвященным в пути, а с ним команда отправила Саске, так как тот обладал отличной памятью и ориентированием в пространстве, что не раз доказывал по пути сюда. Спорить особо не стали, потому что это и правда было самым логичным раскладом, ведь пускай Сегуйцу и ближе намного, он не так ловко разбирается в положении света и горизонта. Как итог они уже минут тридцать шли молча с мрачным Учихой вдвоем, Наруто даже особо не порывался начать разговор, подсвечивая путь и всматриваясь, чтобы найти хоть какие-то обозначения, положенные быть на тропе.

— Мы заблудились, — спокойно сообщил Саске-гений ориентирования. Блондин взглянул на него и отрицательно покачал головой.
— Ерунда, мы никуда не сворачивали, если развернемся, то вернемся к ребятам, — он был точно в этом уверен, ведь шли же ровно по натоптанной дорожке, что за чушь этот парень вообще несет. Учиха остановился и подошел к недалеко стоящему дереву, тыкая фонариком в желтое пятно в траве. Наруто мигом вспомнил, что такое уже было, он еще порывался взглянуть, что же там лежит, но не стал отставать от своего спутника, — Ну значит мы сделали петлю, просто развернемся и пойдем назад.

— Куда назад? — язвительно протянул брюнет и кивнул на тропу, которая уже казалась вовсе выдуманной, Узумаки сглотнул, и правда куда? Они пришли оттуда, но как знать, это дорога с поворотом или нет. Саске обратно подошел к нему и взглянул наверх, всматриваясь в черное небо, освещенное лишь слишком близко нависающими звездами.
— Так определи! — не выдержал блондин и тоже запрокинул голову, ну кто-то же ориентируется по созвездиям? Почему бы этому кому-то не быть Учихой.
— Я похож на лесника? — скептично хмыкнул Саске, ему это все тоже явно не нравилось, — Остаемся тут и утром ищем путь назад, они никуда не уйдут, догадаются.

— Не буду я тут оставаться, пошли искать! — Узумаки где-то в глубине признавал, что спутник прав и нужно дождаться рассвета, чтобы искать дорогу, иначе все может обернуться еще печальнее, чем сейчас, но зарождающийся страх оставаться без группы был слишком уж убедителен. Наруто был подобен овчарке, чувствовал себя спокойно только в полном составе своей группе, паникуя, когда они расходились. Он мертвой хваткой вцепился в запястье Учихи и упрямо взглянул, — Пошли.

— Да не психуй ты, — Саске попытался скинуть чужие пальцы, когда кусты зашуршали за его спиной. Блондин взглянул туда и напряженно выдохнул, дергая его за собой и рванув в сторону, побежал.
— Валим! — Учиха поддался этому идиоту просто автоматически, растерявшись в ситуации и всего на мгновение упустив контроль из цепких рук. Они мчались, цепляясь за кусты, сбивчиво дыша и не разбирая дороги. Недолго правда, более быстро оценивающий ситуацию брюнет затормозил рывком, сам уже хватая несущегося сломя голову парня за ладонь.

— Да что ты творишь? — хватая губами воздух произнес он и зло посмотрел на потерянный взгляд Наруто, что кажется только осознал собственный идиотизм.
— Там шуршало, — в оправдание прошептал блондин и начал оглядываться, стараясь подавить в секунды усилившейся страх, чтобы хоть немного прийти в себя.

— И что?! — Саске впервые за все их долгое знакомство говорил так эмоционально, — Думаешь это зомби-енот решил найти тебя?! — Узумаки вдруг даже улыбнулся, чувствуя, что ужас совершенного уже захватил его легкие, вынуждая дышать как-то слишком невпопад, — Да отцепись ты от меня, мы, итак, уже в полной заднице, — брюнет отпихнул руку, которую и сам сжимал по инерции, снова взглянув на небо.

— И что делать будем? — Наруто сейчас, пожалуй, первый раз был так рад компании уравновешенного, непонятного и мрачного парня, потому что будь тут кто-то другой, они бы уже свихнулись только за эти минуты в темном лесу, наполненными звуками ночной жизни.
— Ночевать тут, — хмыкнул Саске и в доказательство своего решения скинул рюкзак на землю, начиная обходить поляну вокруг с фонариком, — У тебя палатка, доставай и начинай собирать.

Узумаки решил проигнорировать тон и все же полез за нужной сейчас палаткой, потому что идти было некуда и утром они, наверное, найдут следы, которые оставили, пробегая прямо сквозь заросли. Они смогут найти дорожку, а там и ребят, потому вернутся в дом и будут смеяться над этой историей. Наруто вытащил каркас и заметил, как отчаянного его пальцы впиваются в детали, руки потряхивает немного и жуткий страх накрывает прямо с головой, ледяными влажными пальцами обхватывая сердце и подкидывая воображению разные картинки: то медведи их нашли, то они замерзли тут насмерть, то не нашли дорогу назад и умерли от голода. И все это было на самом деле полной ерундой, ведь еды у них достаточно, чтобы три дня тут кочевать, а в палатке они разложат спальники, к тому же парк предназначен для туризма и хищники живут в нескольких сотнях миль от сюда. Только вот все эти доводы ничуть не успокаивали, потому что это все будет завтра, а сейчас они одни и неизвестно где. Тремор захватывает уже предплечья, свет по тканевой части палатки вынуждает вздрогнуть. Саске присел рядом.

— Костер развести не смогу, провожусь часа два, земля сырая, да и придется отойти, думаю не замёрзнем и так, — сухо констатирует он и замечает, как Наруто молча сосредоточенно никак не может совместить две детали, элементарно не попадая, - Эй, — Узумаки поднимает на него глаза, где радужку заполнил черный зрачок, почти полностью отнимая ярко-синий оттенок, — Ты чего? — блондин не отвечает, просто смотрит, как тот самый напуганный енот и выглядит так потеряно возможно как никогда ранее. Саске и сам немного теряется, осознавая, что всегда смелый до предела парень сейчас перед одним из своих страхов, о котором скорее всего даже и не подозревал. Учихе, конечно же, тоже не по себе, но он-то реально оценивает положение.

— Так, — голос у Саске проникновенный, не такой громкий, как у самого Наруто, а глубокий, красивый, раньше такое в голову и не проходило, но сейчас почему-то он заползает в самое сознание, — Возьми и поешь что-нибудь. Сиди тут, я соберу, — Учиха отнимает у него из рук детали, Узумаки подавляет желание вцепиться в чужую теплую ладонь, — Успокойся, мы максимум в часе от главной дороги, просто нужно дождаться рассвета, ты же понимаешь, да?

Узумаки кивает и немного отодвигается, вынимая из сумки яблоко, которых они взяли побольше в дороге, считая это отличным перекусом. Сейчас ему до истерики смешно вспоминать утро, когда они были в доме в безопасности, когда ничто не угрожало их жизни так серьезно. Даже там, на переходе по льду, они были все вместе и ему совсем не было так жутко. Саске молча собирает палатку, шипит и матерится беззвучно почти, но довольно ловко справляется с этим делом. Сам вынимает из-под застежек спальные мешки и полностью организует место для ночлега, закинув все внутрь. Наруто на ватных ногах забирается и всматривается в темноту, когда наконец-то залез в мешок. Лежать в тишине невыносимо, потому что руки никак не хотят успокоиться и потому всматриваясь в потолок импровизированного временного дома, Узумаки начинает говорить:

— Чтобы ты хотел, если бы это была твоя последняя ночь? — голос на удивление его вовсе не подводит и можно различить даже нотки интереса, ему и правда нужно сейчас думать о чем-то, фантазировать и не окунаться во мрак ночного леса.

— Мы не умрем, — устало выдыхает Саске, который бы предпочел промолчать на самом деле, просто уснуть и утром уже разобраться с этой проблемой.

— Ну, а если, давай, что бы хотел? — не сдается Наруто, хватаясь за этот скупой диалог, как за самое важное сейчас, потому что иначе ему придется оставаться наедине с этим в своей голову.

— Понятия не имею, — Учиха говорит неохотно. В голосе, который вдруг звучит так необходимо и приятно блондину удается разобрать какое-то подчинение. Он делает это только из-за него, это вызывает улыбку.

— Да ладно тебе, — Узумаки поворачивается на бок и смотрит прямо в упор на своего визави, - Ну, наверное, то, чего ты никогда не делал в жизни. Я вот никогда не бывал на крышах, ну в смысле, я знаю, что это ужасно глупо, но мне так хотелось, а одному переться скучно, Сегуйцу высоты боится, а другим я почему-то и не предлагал, — Саске вымученно смотрит на него, но снова поддается. Он бы скорее пообещал сейчас залезть на крышу с этим парнем, чем пытался успокоить его страх, потому что он не знает, что положено говорить и делать.

— Не знаю, я много чего не делал, — Учиха опирается на локоть и позволяет допустить зрительный контакт, Наруто это ценит сейчас как ничто другое. Потому как живой человек рядом с ним, смотрящий и разговаривающий это самое лучшее подтверждение нормы, которое только возможно в таких условиях.

— Ну вспомни хоть что-нибудь! — блондин слабо улыбается и сам почему-то почти ничего не помнит, а ведь он столько всего не делал.
— Я никогда не терялся в лесу, — усмехается Саске и смотрит все также пристально, какая нелепая ирония, но сейчас она кажется довольно забавной.

— Я никогда не трахался с девчонками, которые танцуют в клубах на сцене, — тихо смеется Узумаки, решив перевести диалог в более веселое русло. В конце концов почему бы не попытаться развеселиться?
— Я никогда не трахался с парнем, — копирует его тон Саске и закатывает глаза, намекая на смехотворность темы, потому что своим «я никогда не» он точно переплюнул предыдущее.

— А я никогда не целовался с парнями, — выпаливает Наруто первое что взбрело в голову, это кажется ужасной ахинеей и чем-то запредельно идиотским. Нет, ну почему он сказал именно это? Сознание нашептывает что-то про необыкновенно звучный голос собеседника. Учиха вскидывает бровь, что с трудом в темноте смог различить блондин, который, вслушиваясь в ожидании ответа, поддается немного вперед.

Потом он, наверное, спишет все на эффект безумной паники, что заставила его сойти с ума или просто на еще с детства тянущейся желание добраться до недостижимого Саске, возможно все дело еще и в том, что сейчас такой всегда далекий индюк умудряется вселять в него уверенность в завтрашнем дне, будто отсыпав немного в своей. Узумаки поддается еще ближе и накрывает губы парня своими, целуя легко, почти неощутимо и чувствуя контраст чужих, мягких со своими ледяными, обветренными. Потом во всем можно будет обвинить Учиху, который почему-то совсем не отпихнул его, посылая ко всем чертям, а смотрел своими непонятными глазами. Наруто цепляется за поцелуй, слабо кусая, а после резко отпрянул, моргая, и все еще напоминая енота.

— Ну теперь целовался, — говорит как-то чересчур спокойно Саске, слыша, как часто дышит парень рядом с ним, видимо так шумно думая. Учиха старается помочь ему сгладить собственные ошибки, Наруто хватается за возможность.
— Да херня, ты же даже не отвечал, так напрягся, — он все хочет свести к шутке, чтобы потом вспоминать, как сам испугался до ужаса такого, что полез целовать бывшего одноклассника на прощанье.

— Придурок, — хмыкает тихо собеседник и ложится обратно на спину, но Узумаки уже несет, страх толкает так далеко, что даже в ловкой возможности посмеяться над ситуацией он не чувствует тормозов.

— Да брось, у тебя же наверняка встал, — он смеется как-то невпопад, смотрит в темноту вокруг и не осознает, как рассудок толкает тело делать хоть что-то. Напряжение этой паники, беззащитность перед лицом неизвестности, глупости. Узумаки рывком выбирается из мешка, ногами откидывая его как мешающий объект и нависает над Саске, упираясь руками в скользкое покрытие палатки, — Так ведь? — Блондин хохочет едва не истерично, проводя ладонью сквозь спальник там, где по всей логике должен быть пах.

— Что ты делаешь? — шипит Учиха и цепляется за чужую ладонь, которая бесцеремонно ползет уже внутрь укрытия из дутого спального мешка, но Наруто смотрит на него прямо, давая прочитать все это в своих глазах, едва ли ни кричит ему о чем-то своем, как всегда, и поступает, не думая. Узумаки не останавливается, не желает сейчас соображать и размышлять, наваливается на лежащего под ним парня и целует. Исступленно впивается в губы, теперь по-настоящему, жмурится до боли и сцепившихся ресниц, отказываясь хоть на секунду давать реальность овладеть рассудком.

Саске сжимает запястье с силой, он не дергается, обреченно выдыхает в поцелуй и закрывает сам глаза, отвечая наконец на немые крики о помощи, любой помощи, которая сейчас требуется скованному безумным страхом сознанию. Наруто довольно мычит и наконец разбирается с молнией, прижимаясь к чужой груди вплотную, чтобы сквозь все вещи доходило тепло. Реальное, настоящее и живое, его этот странный якорь в наступающей тьме. Ему, получившему отклик, теперь ничто не мешает погрузиться с головой во что-то другое, помимо сводящего с ума хруста веток за пределами палатки.

Узумаки добирается наконец до ширинки и проводит пальцами по ней, надавливая, пытаясь нащупать доказательство уже ничего не значащей шутки. Учиха не противится, он своими горячими ладонями ползет прямо под кофту, очерчивая позвонки сквозь ткань футболки и надавливая, чтобы именно эта реальность отдавалась в накаленном рассудке. Наруто шипит, не открывает глаз и жмется ближе, как зверек к источнику чего-то жизненно необходимого, продолжая целовать, яростно клевать в чужие губы, цеплять зубами, тянуть и задыхаться от недостатка кислорода.

Саске оттягивает край его футболки вместе с кофтой с плеча и, немного отодвигаясь, кусает, оставаясь в притупленных, чем-то напоминающих животных, инстинктах. Зубами сдавливает кожу как можно сильнее, прокусывая едва не в кровь, Узумаки отзывается нервным стоном, справляясь с ремнем на джинсах. Не расстёгнутая молния мешает ужасно, но он забирается ладонью прямо в тесноту брюк и сжимает член парня сквозь ткань нижнего белья. Сухие вдохи, глухое шипение Учихи, Наруто слышит просьбу и начинает вести по всей длине, чувствуя, как смазка пропитывает тонкий хлопок. Он для удобства коленом вклинивается между бедер, подталкивая вверх, чтобы сжатый по всем фронтам Саске был на грани.

Узумаки облизывает часто губы и сглатывает, запрокинув голову, чтобы открыть всю шею, по которой изучающе движутся чужие, невероятно горячие губы. Кожа под ними будто полыхает, загорается огнем, который после пропитывает вены изнутри и жжет. Волосы у Саске пахнут нагретой солнцем черепицей крыш, Наруто думает, что именно так она и должна пахнуть: тягуче сладковато, улицей и солнцем. Руки Учихи впиваются в бедра прямо так, оставляя на них штаны и пальцы едва дотягиваясь массируют член, от чего Наруто едва не всхлипывает, сам уже полноценно надрачивая и только сильнее жмет ладонью от вспышек.

Неловко, быстро и совсем спешно они кончают едва не одновременно, будто бы торопятся куда-то, по мнению Саске взглянуть в глаза собственным поступкам. Наруто нисколько не стыдно, ему тяжело, сложно как-то и не от того, что дрочит парню, а скорее из-за личности этого самого парня. Они спешно убирают за собой, вытирая руки салфетками и молча отворачиваясь друг от друга каждый на своем месте.

Узумаки никак не может уснуть, теперь лес его не пугает ничуть, хуже другое: он добравшись наконец-то до Учихи так и не смог понять его, так и не влез в голову, даже когда тот кончил ему в руку, и это было сильнее ощущения от скейта под ногами взмывающего в воздух. Именно так и выглядит безумие и вовсе оно не имеет теней деревьев.

Наруто испытывает не просто благодарность за случившейся, он испытывает непреодолимое желание влезть внутрь этого парня, прямо под кожу, чтобы распирало и смотреть вместе с ним на мир, потому что именно мир с места Учихи Саске жадно целующего выглядит до ужаса привлекательно. Поток этих сумбурных и непривычных мыслей тоже пугает, Узумаки списывает все это на абсурдность обстоятельств, подступивших к нему со всех сторон. Хочется правда, сейчас же спихнуть в бок странноватого недолюбоника и уткнутся в шею, чтобы спать под запах черепицы крыш.

Только вот блондин слишком уж знает этого парня, как он полагает, это тот самый индюк с пафосной аурой. Наруто кусает губы, которые почему-то не хотят быть снова сухими и обветренными.
Это же Учиха. Учиха предпочтет не знать и не слышать, и за этот скомканный случай Наруто обязательно поможет ему. А все эти свои бредовые мысли впишет просто как в безумное опьянение ужасом леса, потому что именно так оно и есть. Это ничего не значит.

* Еноты, убегая от опасности, и осознавая, что проигрывают могут прикинуться мертвыми. А у нас видимо немного несообразительный енот, который растерялся)
Эксклюзивно прям для дайри. Концовку очень советую атмосферно воспринимать под песенку Bite my tongue, что поют You me at six. В нее несколько вариантов, я отталкивался от версии с Оливером.
И да, текст планируется небольшой, так что выставляться где-то будет уже когда закончится в целом виде.

@темы: Наруто, В утомительном процессе

URL
   

Ray's mess

главная